Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:04 

"Рапунцель": история создания

Мисс Рапунцель
Disney представляет мультфильм «Рапунцель: Запутанная история», одну из самых смешных и запутанных сказок, рассказанных на экране. Флин Райдер, самый опасный – и самый обольстительный – разбойник сказочного королевства, скрывается от преследования в загадочной башне и попадает в плен к Рапунцель, своенравной красавице с волшебными, 20-метровыми золотыми волосами. Поработительница Флина сама мечтает вырваться на свободу из башни, где провела в заточении долгие годы. Она заключает союз с обаятельным вором, и вместе они отправляются в увлекательное приключение, где их спутниками становятся лошадь-ищейка (по имени Максимус), заботливый хамелеон (по имени Паскаль) и грубоватая шайка разбойников.

«В “Рапунцель” много очень смешных персонажей, а также потрясающих приключений и настоящих эмоций, – говорит Джон Лассетер, главный креативный директор студий Walt Disney Animation и Pixar Animation. – «Мы хотели создать уникальный мир и сюжет, который отличался бы типичной для Disney богатой драматургией, но при этом был бы свеж, остроумен и являл бы собой новое слово в компьютерной анимации. Авторы фильма создали мир, основанный на традициях Disney, но переносящий зрителя в невиданные прежде края».

Продюсер Рой Конли добавляет: «Это замечательная история о двух людях, которые пока ещё не разобрались сами в себе; по ходу сюжета, на наших глазах, они осознают, что им предначертано судьбой. Мы хотели сломать целый ряд стереотипов. Флин – это парень, который везде побывал и всё повидал. Рапунцель – наивная, но умная девушка, которая выросла в четырёх стенах, нигде не была и ничего в жизни не видела. Он помогает ей лучше понять себя, она помогает ему исправить совершённые им ошибки. Они полностью дополняют друг друга».

Возглавить работу над 50-м полнометражным анимационным фильмом Disney Лассетер получил двум талантливым художникам. Байрон Ховард и Натан Грено, восходящие звёзды анимационной индустрии, получили задание сделать фильм, достойный встать в одном ряду с классикой Disney, но при этом предлагающий современному зрителю головокружительный аттракцион. Лассетер, на счету которого два «Оскара» («История игрушек», «Жестяная игрушка») и такие фильмы, как «Приключения Флика» и «Тачки», говорит, что они с задачей справились. «Байрон и Натан – одни из самых талантливых молодых режиссёров, которых я видел за свою жизнь», – говорит он. – «Они умеют чувствовать сюжет, но что мне больше всего в них нравится – так это их чувство юмора. И они прекрасно понимают, что делает фильм Disney фильмом именно Disney: это душа. Уолт Дисней часто говорил: “На каждый смешок должна приходиться одна слеза”. Они умеют придать классическим традициям Disney свежесть и современность».

«Это классический анимационный фильм Disney, но в компьютерной стереоанимации», – добавляет Лассетер. – «Такого мы раньше не делали».

Ховард был режиссёром анимационной приключенческой комедии Disney «Вольт», вышедшей в прокат в 2008 году. Фильм собрал в мировом прокате более 300 млн $, получил две номинации на «Золотой Глобус» (за лучший анимационный фильм и лучшую оригинальную песню) и одну номинацию на «Оскар» (лучший анимационный фильм). Грено пришёл на работу в Disney в 1996 году и больше 10 лет проработал в сценарном отделе производства мультфильмов. Он руководил сценарной группой на «Вольте» (2008), а в 2009 снял по собственному сценарию короткометражку «Супер Рино».

«Рапунцель: Запутанная история» – это целая галерея обаятельных персонажей (людей и животных), фантастические декорации (от замков и башен до лесов и пабов), зрелищные спецэффекты, в том числе кульминационная сцена с участием 46 000 зажжённых фонарей; это современная комедия для зрителей всех возрастов и знаковое событие для Disney и для искусства компьютерной анимации.

«Зрители могут думать, будто знают, чего ждать от фильма про Рапунцель», – говорит Грено. – «Но мы постарались сделать свежую и интересную картину, не похожую на другие. Мы с Байроном оба любим классические фильмы Disney, и нам хотелось снова окунуться в ретро-стилистику 50-х, смешав её с более современной драматургией, современным юмором и темпом действия. Всё это придаёт сюжету новое измерение».

Ховард добавляет: «Размах у истории грандиозный – у нас есть и погони верхом на лошадях, и драки на мечах, и побег из тюрьмы, и наводнение. Этот фильм дал нам возможность использовать приёмы современного кинематографа в классическом сюжете».

«Нам, конечно, здорово повезло, что над сценарием с нами работал удивительный, смешной и умный Дэн Фогелман», – продолжает Ховард. – «Именно он оживил Флина, наделил Рапунцель редким умом, а Матушку Готель – едким сарказмом. Без него мы бы просто не справились».

КЛАССИЧЕСКИЙ СЮЖЕТ ПОД НОВЫМ УГЛОМ ЗРЕНИЯ

История о Рапунцель давно интересовала лучших мультипликаторов Disney; работа над сюжетом началась в 1940-е годы под руководством самого Уолта Диснея. Режиссёры Байрон Ховард и Натан Грено наконец-то довели прекрасную девушку до киноэкранов.

Ховард вспоминает: «Натан работал над сюжетом ещё с той поры, когда ни он, ни я не занимались режиссурой. Он почувствовал в Рапунцель какую-то искру. Наш первый с ним разговор о фильме был посвящён тому, кто эта девушка и как быстро нам удастся вытащить её из башни. Мы понимали, что она – двигатель сюжета, и если она весь фильм просидит в четырёх стенах, мы так никуда и не придём. Это в итоге сильно повлияло на её характер».

«Мы хотели сделать её более динамичной. Это значит, что кто-то должен был её уравновешивать», – добавляет Грено. – «Нам нужен был резонёр: человек, который мог бы давать отпор этой умной чудачке и держался бы с ней на равных. Она умна, но почти ничего не знает о жизни. У неё очень ограниченный кругозор; она с трудом представляет себе, что происходит за стенами башни. Больше всего ей хочется понять, что это за огни порхают в воздухе. Тут-то и появляется Флин Райдер. Это парень бывалый; он помотался по разным странам и знает, как устроен мир. По ходу фильма они дополняют друг в друге именно то, чего им не хватало».



В развитии сюжета режиссёрам помогали руководитель сценарной группы Марк Кеннеди и сценарист Дэн Фогелман («Вольт», «Тачки»). Иногда ценные советы давал сам Джон Лассетер. Их общими усилиями фильм превратился в довольно неожиданную историю о двух героях, пускающихся в головокружительное приключение.

Марк Кеннеди вспоминает: «Джон очень хотел, чтобы фильм привлёк зрителей. Он настаивал на том, что у Рапунцель должен быть сильный характер и что её жизнь в башне не должна быть мрачной и депрессивной. Он объяснял нам, что она – королевская дочь, а значит – в её крови способность сохранять отвагу в любых обстоятельствах. Мы постарались создать забавные и интересные образы, с которыми зрителю хотелось бы остаться подольше».

«Натан и Байрон с самого начала очень ясно представляли себе, чего они хотят», – говорит Фогелман. – «Они хотели рассказать классическую историю Disney в совершенно новом стиле, который больше подходил бы для компьютерной анимации. Это значило придать определённую современность комедийным поворотам и характерам персонажей, сохранив при этом многое из того, что люди всегда любили в фильмах Disney. В общем, главным, как обычно, было нащупать равновесие».

«Наверное, труднее всего было найти правильный голос и правильные интонации для Флина», – продолжает он. – «Он непревзойдённый мастер подкалывать других людей, морочить им головы, и сам получает от этого огромное удовольствие. Он любит играть словами, пускай даже никто вокруг его не понимает. Главное, чтобы ему самому было весело. В нём есть что-то от Кэри Гранта. В глубине души ему одиноко; он толком сам не знает, кто он и чего хочет».

Ховард отмечает: «Мы работали над сценарием, и постепенно в фильме стало появляться два главных героя вместо одного. Теперь это фильм о Рапунцель и Флине, о двух очень разных людях, о том, как между ними возникает симпатия, как они взрослеют и становятся ещё лучше».

«Рапунцель была очень интересным персонажем, и мы подтягивали Флина, чтобы тот не отставал», – добавляет Грено. – «Но иногда он становился интереснее, чем она, и тогда мы подтягивали её. В общем, так мы подтягивали обоих, и в итоге они получились очень яркими личностями. Этот фильм невозможно представить без Рапунцель, но и Флина Райдера теперь не вырубишь топором. Чтобы всё получилось, нам нужны были они оба».

«Мы пытались сделать Флина Райдера самым красивым и неотразимым мужчиной среди героев Disney», – рассказывает Ховард. – «Долго над этим работали. Однажды собрали женщин со всей студии на совещание на тему «Потрясный Мужик». Мы притащили туда подборку фотографий красивых мужчин – насобирали их из интернета, из книг, женских кошельков и т.д. Дамы нам очень точно объяснили, что им нравится, а что – нет».

«Проблема была в том», – вступает Грено, – «что во всех без исключения самых красивых мужчинах планеты женщины находили недостатки».

«Досталось каждому. Идеальных мужчин не бывает», – говорит Ховард. – «Мне, как мужчине, было непросто при этом находиться. Под конец собрания я был в глубокой депрессии. Но мы попытались учесть все советы и создать невероятного красавца».

«Мы создали совершенство», – говорит Грено.

Сам Грено вложил в персонажа немало от себя. «Когда нам на съёмках надо было понять, как он говорит и движется, в 9 случаях из 10 Натан выходил вперёд и всем показывал, как надо», – говорит Ховард. – «У него замечательно получалось, и поэтому он ещё и наговорил много реплик Флина в черновой записи. Когда на роль был утверждён Закари Леви, он стал немного подстраиваться под него. Мы многое переделали и переписали. Если кто-то изображает персонажа, это здорово помогает в работе: ты уже слышишь его голос в голове и многое понимаешь о нём».

Добавляет продюсер Конли: «Этот фильм подарил мне потрясающий опыт работы с Натаном и Байроном. Они принесли сюжет, который нужно было придумать заново, и сделали это превосходно и в короткие сроки. Натан – прирождённый рассказчик, Байрон тонко чувствует аудиторию; они оказались идеальными режиссёрами для «Рапунцель». Они прекрасно понимали главных героев и наладили тесный контакт со всей командой. Мне было очень приятно работать с такими молодыми и талантливыми людьми».

ТРАДИЦИИ АНИМАЦИИ DISNEY

Ключевой фигурой в создании «Рапунцель» стал восхитительный Глен Кини, ветеран Disney с 35-летним стажем, один из живых классиков индустрии. Он внёс огромный вклад в характеры анимированных персонажей, в нюансы их экранных образов.

«У нас есть команда невероятно талантливых аниматоров», – говорит Грено, – «и у нас есть Глен, носитель знаний и традиций, которые он охотно передаёт следующему поколению художников. У нас есть то, чего нет у других студий: преемственность поколений».

За свою долгую и впечатляющую карьеру Кини создал и проработал таких персонажей, как Профессор Ратиган («Великий мышиный сыщик»), Ариэль («Русалочка»), орёл Марахут («Спасатели в Австралии»), Чудовище, Аладдин, Покахонтас, Тарзан и Джон Сильвер («Планета сокровищ») и прочие. На «Рапунцель» он был исполнительным продюсером и старшим аниматором (вместе с Джоном Карсом и Клэем Кейтисом) и работал вместе со всей командой художников над тем, чтобы вывести на новый уровень достоверность человеческих образов в мире компьютерной анимации.

«Ещё в 1981-м, когда мы с Джоном (Лассетером) увидели первые пробы к “Трону”, мы были просто ошарашены возможностью передвигаться в пространстве этого мира», – вспоминает Кини. – «Мы никогда раньше не видели ничего подобного и сразу же захотели попробовать сами. Мы разработали фон, и я обнаружил, что каждый раз, когда к обычной анимации добавляется компьютерная, ты поневоле вынужден рисовать лучше. Годы спустя всё, что Джон делал на студии Pixar, постоянно напоминало мне о том, что компьютерная анимация даёт нам полную свободу движений в пространстве и вокруг персонажей. Работая над “Тарзаном”, я просил технических специалистов добавить объём в двумерное пространство в той сцене, где главный герой мелькает между деревьев. Когда я сам рисую сцену, я всегда воспринимаю её как скульптурный рисунок».

Когда в 2006 году Лассетер стал главным по креативу на Disney, встал вопрос о том, как делать «Рапунцель» – при помощи традиционной или компьютерной анимации? Кини говорит: «Я представил себе эти волосы, игру света на них, ткань, текстуру кожи… И решил пойти дальше по этому пути, прихватив с собою традиции Олли (Джонстона) и Фрэнка (Томаса), их принципы работы над персонажами и искреннего отношения к процессу. Эти принципы – наш фундамент».

Ховард добавляет: «Человеческие образы в этом фильме не похожи на всё, что вы видели раньше. И я не преувеличиваю: мы оба действительно гордимся тем, чего добились наши аниматоры. Посмотрите на “Рататуй” и “Суперсемейку” – какая там тонкость проработки! Эти фильмы подняли планку очень высоко. Мы должны и дальше поднимать планку. И наши аниматоры это сделали – обратите внимание на мелкие движения нижних век и зрачков, на выразительность взглядов, которая крайне важна для нашей истории».

Современные технологии подарили режиссёрам и аниматорам невиданные прежде возможности. Кини мог рисовать прямо в кадре на рабочем материале. «Байрон и Натан – потрясающие актёры», – говорит Кини. – «Специально для аниматоров они разыгрывали сюжет по ролям. Байрон говорил за Флина, а Натан – за Рапунцель, или наоборот. Мы записывали это на плёнку, я мог отмотать её, поставить на паузу и делать наброски».

«Мы любим Глена», – говорит Ховард. – «Нет на свете никого добрее, вдохновеннее и талантливее. Когда Глен просматривает с аниматорами работу, сделанную ими за день, он делится с ними своим талантом. Он – как постоянно включённая камера. Допустим, Натан или кто-нибудь из аниматоров примет какую-нибудь забавную позу, Глен посмотрит на неё всего секунду, и тут же сделает невероятный рисунок, после которого каждому хочется бежать к своему столу и рисовать в 100 раз лучше, чем раньше».

Лассетер добавляет: «Глен Кини – один из лучших аниматоров, когда-либо работавших в Disney. Я очень редко сталкивался с такими выдающимися мастерами. Я познакомился с ним летом 1975-го, когда только что закончил школу и поступил в Калифорнийский институт искусств, учиться на аниматора. Глен как раз выпустился из университета и начинал работать на студии. Позже он создал великолепных персонажей – Ариэль, Чудовище, Аладдина, Покахонтас, Тарзана – которые, благодаря его таланту, будут жить вечно. Он работал над «Запутанной историей» с самого начала и вдохновил целое поколение аниматоров на то, чтобы поднять компьютерную анимацию на новый уровень. Глен Кини – это живое воплощение классической анимации Disney, рисованной анимации, уникального стиля Disney, которого нет ни у какой другой студии в мире. Он работал и над анимацией, и над персонажами, и с его помощью мультфильм действительно поднялся до невиданных высот. Это классика Disney, но при этом смотрится он так современно, что я даже не могу подобрать аналогий».

КАК ОЖИВЛЯЛИ ПЕРСОНАЖЕЙ, ИЛИ КАК АНИМАТОРЫ И АКТЁРЫ СОЗДАЛИ НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ОБРАЗЫ

Анимация человеческих персонажей была и остаётся одной из самых сложных сторон компьютерной анимации. Стандарт в этой форме искусства задают такие фильмы, как «Суперсемейка» и «Рататуй» (оба произведены Disney/Pixar). В этих фильмах люди изображены в довольно карикатурном виде, но с невиданным прежде богатством деталей и выразительностью. Под руководством старших аниматоров Глена Кини, Клэя Кейтиса и Джона Карса аниматоры «Рапунцель: Запутанной истории» покорили новые высоты в создании человеческих образов, а также некоторых животных. Аниматоры Лино Ди Салво и Марк Митчелл также сделали немало для того, чтобы поднять анимацию в фильме на высокий уровень. В общем числе, людские персонажи фильма – это 5 главных героев, 21 разбойник, король, королева и 38 горожан.

Ховард замечает: «Когда делаешь анимационный фильм, первое желание – сделать главных героев симпатичными. В «Рапунцель» люди изображены карикатурно, но ровно в той степени, чтобы сделать их забавными. Они не слишком реалистичны, но и не слишком мультяшны. Они достаточно похожи на живых людей, чтобы зритель поверил в их чувства, но в них есть и комическая условность, которая для анимационного жанра очень важна».

«Рапунцель – один из самых сложных персонажей, над которыми нам приходилось работать», – говорит Кейтис. – «Первым шагом было сделать симпатичную модель, потом научить её правильно двигаться, сделать так, чтобы щёки реагировали на движения губ. Но как только персонаж трогается с места, он попадает в совершенно отдельный мир. Ну и ты вместе с ним. Надо думать о том, какие ракурсы для неё выгодны, а какие – нет. Если она выглядит некрасивой, начинаешь внимательно изучать каждый кадр, чтобы понять, как это исправить. В компьютерной анимации есть такая обманчивая лёгкость. На самом деле, она не даёт вам автоматически самый лучший вариант; над результатом надо работать и работать».

Карс пришёл в Disney, 10 лет проработав на Pixar старшим аниматором (на таких фильмах, как «Суперсемейка», «Тачки» и «Рататуй»). «Этот фильм похож на «Суперсемейку», – говорит он, – «в том плане, что в нём действует много людей, и нам нужно было превзойти все достижения анимации в этой области. Мне кажется, что люди в «Рапунцель» выглядят правдоподобнее, чем во всех остальных фильмах, к которым я приложил руку. Байрон и Натан считают, что анимация – это не просто движущиеся картинки. Они хотят, чтобы за каждым движением стояла эмоция. Все принципы анимации должны быть поддержаны правдой характера».

«Джон Лассетер часто говорит, что персонаж должен задышать», – продолжает Карс. – «В этом фильме дыхание буквально оживляет наших персонажей. Мэнди Мур делает дыхание частью образа. Дыхание Рапунцель слышишь постоянно. На экране не только грудь поднимается и опускается, приходит в движение весь позвоночник и ключицы. Джон просил нас не забывать о дыхании на протяжении всей сцены и говорил нам: «Загляните в душу персонажа, думайте о том, что её волнует».

«Аниматоры смогли передать такие тонкие и глубокие чувства, что это просто фантастическая работа», – добавляет Карс. – «Бывало, что мы сидели в просмотровом зале, на экране появлялся готовый кадр, и нам казалось, будто там – живая девушка. Совсем забываешь о том, что она нарисована. В общем, этого мы и добиваемся. Наша задача – сделать так, чтобы зрители забыли о том, что всё это нарисовано, что они сидят в кинотеатре и смотрят кино, полностью втянуть их в нашу историю. Я горжусь нашей командой аниматоров и тем, что они сделали».

Для актрисы и певицы Мэнди Мур работа над образом Рапунцель стала совершенно новым опытом. Она объясняет: «Всё-таки это очень необычно, пытаться представить себе мир, которого нет, который существует только в рабочих эскизах и в голове режиссёра. Тут нужно полностью полагаться на воображение, раскрыться полностью и улететь. Чувствуешь себя так, как будто снова стал ребёнком и живёшь в воображаемом сказочном мире».

По словам Ховарда, «голос Мэнди полон энергии, а также удивительной чистоты. К тому же она очень простая девушка, безо всякого пафоса – именно то, что надо для героини Disney. Она не просто хорошая актриса, но и замечательная певица».

Закари Леви (сериал «Чак», «Элвин и бурундуки 2») говорит: «Я с детства обожал мультфильмы и мечтал озвучить кого-нибудь для Disney. Больше всего я любил Дональда Дака, и в какой-то период серьёзно думал, что смогу озвучивать его профессионально. В озвучании мультфильмов есть особая энергия, тут очень важно раскрепоститься и выложиться на все сто. Этот фильм – удивительное и забавное путешествие в другой мир с очень разными пейзажами и персонажами. Тут есть и погони, и драки, и волшебство, и романтическая история Рапунцель и Флина, и удачные реплики… В фильм вложено много души, поэтому он кажется таким настоящим».

«Как только Зак появился в студии, он сразу же уловил характер своего героя», – говорит Грено. – «Он и сам такой же симпатичный хулиган, поэтому роль подошла ему идеально. Зак и нам тоже помог в создании персонажа. Когда голос актёра уже записан, становится яснее, что надо делать с героем. Зак сделал Флина лёгким, смешным и умным – именно это нам и было нужно. Флин, конечно, разбойник, но с ним хочется дружить. Мы немного боялись того момента, когда он запоёт, но Зак совершенно поразил нас своим голосом».

На роль Матушки Готель создатели фильма искали актрису, которая могла бы быть одновременно и страшной, и смешной. Им хотелось создать глубокий характер, по следам мачехи Золушки.

«Донна Мёрфи («Дневники няни») – «великолепная и разносторонняя актриса», – говорит Ховард. – «У неё очень экспрессивная, театральная манера игры и невероятно сильный голос: всё это вы оцените в «Рапунцель». Мы придумали её героине целую биографию, но Донна постоянно задавала нам вопросы и хотела знать гораздо больше, чем знали мы. Это здорово нас подтолкнуло. Донна совершенно перевоплотилась и отдала себя роли без остатка».

В озвучании также принимали участие: Брэд Гэрретт (сериалы «Все любят Рэймонда» и «Долго и счастливо») в роли Крюка, Джеффри Тэмбор («Мальчишник в Вегасе», сериал «Замедленное развитие») в роли Носача, М.К. Гейни (сериал «Остаться в живых») в роли Капитана Гвардии, Пол Ф. Томпкинс («Нефть») в роли Коротышки, Рон Перлман («Хеллбой») в роли одного из братьев Граббингтонов и Ричард Кил («Шпион, который меня любил») в роли Владамира.

КЛАССИК DISNEY ВДОХНОВЛЯЕТ НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ АНИМАТОРОВ

У Глена Кини есть свой уникальный подход к искусству и технологиям и давнее желание совместить одно с другим. «Рапунцель: Запутанная история» дала ему такую возможность. «Я не то чтобы стремился к каким-то техническим достижениям, скорее хотел воплотить в жизнь свою идею скульптурного рисунка», – говорит Кини. – «Если назвать двумя словами то, чем я занимаюсь, получится как раз скульптурный рисунок. Я стараюсь, чтобы ни один мой рисунок не выглядел плоским. При первой возможности я разверну своего персонажа на 180 градусов и покажу вам его спину. Добавлю теней, чтобы он смотрелся реалистичней. Компьютерная анимация даёт почувствовать объём. Но всё-таки я люблю рисовать руками. «Рапунцель» нас всех поставила перед вопросом: «Что такое рисунок?»

Чтобы помочь Кини и его коллегам найти ответ на этот вопрос, было созвано собрание под названием «Лучшее от двух миров». У одной стены комнаты были выставлены лучшие образцы компьютерной анимации. У другой – лучшие образцы рисованной анимации.

«Работы, нарисованные от руки, всегда можно отличить по естественной, интуитивной манере, которая добавляет красоты контурам», – говорит Кини. – «Компьютерная анимация даёт объём и реалистичность – это мир, в который можно поверить. Здесь гораздо больше возможностей для создания текстуры и других мельчайших деталей. Мы разбились на маленькие группы и пытались найти лучший способ для нашего фильма. Многие из принципов, которые мы в тот день сформулировали, легли в основу «Рапунцель». Байрон и Натан нас поддерживали, потому что сами начинали в рисованной анимации.

Как говорит Кини, «я горжусь тем, что над фильмом работали художники такого высокого уровня. За всю историю компьютерной анимации в этом жанре не было такого мастерства».

ВОЛШЕБНЫЕ ВОЛОСЫ: КАК СОЗДАВАЛИСЬ 20-МЕТРОВЫЕ ВОЛОСЫ

Успех фильма во многом зависел от того, удастся ли убедительно нарисовать длинные волосы Рапунцель и сделать их послушными воле аниматоров.

В том, что касается анимации волос, Кини – большой специалист. «Вы посмотрите на моих персонажей: волосы всегда служат отражением их проблем», – тонко замечает он. – «Ариэль всегда словно парит в облаке рыжих волос; это напоминает нам, что девушка живёт в одном мире, но хочет выбраться из него в другой. Волосы Чудовища напоминают мех. Ведь он – животное, поэтому обильно волосат. Волосы Покахонтас развеваются на ветру. Это отражает её единение с природой и желание поделиться невидимой духовной сущностью её мира с теми, кто гонится только за золотом. Тарзан, он же лорд Грейсток – человек благородных кровей, но на его голове космы, которых никогда не касалась расчёска. Волосы отражают дилемму: кто он, зверь или человек? Волосы Рапунцель напоминают нам, что у этой девушки – огромный потенциал. Она родилась, чтобы править королевством, но вместо этого сидит взаперти. И кажется, что чем дольше её держишь, тем больше в ней копится энергии. Даже волосы рвутся на свободу».

Кини учил аниматоров работать с волосами и работал над моделированием. «Я сделал много рисунков и говорил о принципах, о которых надо постоянно помнить. Волосы должны были выглядеть чувственно, красиво и привлекательно. Мы должны были чувствовать их вес. Надо было, чтобы Рапунцель могла их потрогать и как-то использовать. Волосы – это часть её самой. Она может в них спрятаться; вырвавшись на свободу, она подбрасывает их в воздух от радости».

Старший аниматор Клэй Кейтис объясняет: «Раньше ни одной студии не приходилось делать 20-метровые волосы. Как правило, волосы в компьютерной анимации ведут себя пассивно. Они не участвуют в жизни героев, их не распускают по всей комнате и не обматывают вокруг стульев. Мы были первыми, кто всё это сделал. Я просто потрясён тем техническим уровнем, которого мы все достигли на этом фильме. Это настоящее чудо техники».

«Анимация волос Рапунцель была сложной задачей для нашей команды», – добавляет он. – «Если движение не требует взаимодействия, то есть если она бежит, сидит или совершает другие простые действия, включается обычное моделирование. Но если она хватает свои волосы и бросается ими, тут уже начинаются сложности. Есть несколько разных технических решений, но всё сводится к тому, что аниматор управляет действием вручную, сгибая длинную трубку». Старший специалист по визуальным эффектам Стив Голдберг, старший специалист по компьютерной анимации Хесус Канал и группа экспертов по анимации волос (во главе с Чжао Синь-Мань и Келли Уорд) должны были оживить волосы Рапунцель на экране. Чтобы воплотить грандиозные планы создателей фильма, они разработали специальную программу (под названием Dynamic Wires).


«Глен постоянно руководил нами, давал специфические указания, чтобы волосы Рапунцель всегда выглядели красиво, привлекательно и естественно», – говорит Канал. – «Он не хотел, чтобы они лежали прямо; это для него слишком скучно. Он требовал объёма, грациозных изгибов, дерзких прядей, фирменной чёлки на лбу. Мы следовали этим указаниям, работая над каждым кадром. Наша группа анимировала 147 моделей для волос разной структуры, из которых в итоге получилось 140 000 отдельных прядей».

Уорд, компьютерный инженер, входила в группу из трёх человек (кроме неё – Мэриэнн Симмонс и Энди Милн), которым было поручено разработать программное обеспечение для моделирования волос. И это не случайно: Уорд защитила диссертацию на волосах и последние 10 лет провела в поисках оптимального способа их компьютерной анимации. Она считается, возможно, лучшим специалистом в этой области.

«Главная проблема была в том, что волосы очень уж длинные», – объясняет Уорд. – «Мы разработали Dynamic Wires для «Вольта», но там волосы у всех были короткими. Чем длиннее волосы, тем больше на них тратится времени и компьютерных ресурсов. Другая проблема была в том, что волосы кучей валились на пол и мешали ей двигаться. Когда мы чисто технически смогли создать на экране нечто похожее на 20 метров волос, мы занялись тем, чтобы они смотрелись художественно. Следующей стадией стала работа с режиссёрами и аниматорами, которые объясняли нам, как волосы должны выглядеть и двигаться».

Собирая информацию, инженеры смотрели рекламные ролики шампуней на

YouTube и наблюдали за моделью с волосами 2-метровой длины. Было сделано много проб, чтобы моделирующие программы как можно лучше передавали движение волос.

«Мы проделали большой путь», – говорит Чжао. – «После того, как мы поняли, что можем моделировать волосы, надо было принять во внимание кучу режиссёрских указаний обо всех контурах, изгибах волос, об их движении и весе. Главным было научиться делать это быстро и не теряя контроля. В начале работы у нас уходило две недели на один кадр; позднее мы сократили это время до 10 часов».

Специалист по эффектам Майкл Кашалк и его команда добавили последние штрихи волосам Рапунцель, придав им волшебный блеск. Следуя советам художника-постановщика Дэйва Гёца, они придумали интересный способ показать магическую энергию, выходящую из волос, когда произносится заклинание. «Мы не хотели использовать волшебную пыльцу или что-то другое, что уже было сделано до нас», – говорит Кашалк. – «Свет поднимается по волосам по спирали и рождает сияние, идущее изнутри. Впечатление такое, будто волосы изнутри освещаются».

Специалисты из команды Кашалка также разделили волосы на отдельные пряди и для разнообразия добавили небольшие отличия между ними по размерам и оттенкам.

СВЕТ ПРОГРЕССА: ЧУДЕСА ТЕХНОЛОГИИ ДЕЛАЮТ «РАПУНЦЕЛЬ» ЕЩЁ УВЛЕКАТЕЛЬНЕЕ

«Рапунцель: Запутанная история» удивляет не только передовыми анимационными технологиями. Целая команда талантливых специалистов работала над тем, чтобы придать картине те масштаб и красоту, которых требовали режиссёры.

Стив Голдберг, старший специалист по визуальным эффектам, ветеран Disney с 20-летним стажем, курировал несколько разных групп, занимавшихся дизайном, пейзажами и эффектами для фильма. «Я пришёл на студию с верой в то, что если мастерство и талант работающих тут людей приложить к компьютерной анимации, результат получится грандиозный», – говорит Голдберг. – «В Disney всегда могли похвастаться лучшими художниками и лучшими анимированными персонажами. И я чувствую, что «Рапунцель» продолжает эти традиции. Над фильмом работали прекрасные художники Глен Кини, Дэйв Гёц и Дэн Купер, замечательные режиссёры Натан и Байрон, аниматоры-компьютерщики, которые от фильма к фильму набирают опыт и становятся всё сильнее; мне кажется, на этот раз Disney создал нечто особенное».

«Мы решили перестать бояться трудностей и попробовать зайти туда, куда нас вели режиссёры», – добавляет он. – «В компьютерной анимации представление о том, что трудно, а что легко, меняется очень быстро. То, что на одном фильме кажется невозможным, на следующем делается без проблем. Технология развивается стремительно, и на каждой картине мы получаем опыт, благодаря которому движемся вперёд».



Хесус Канал – один из людей, отвечавших за компьютерную графику – руководил группой, работающих над технической стороной развития, дизайна, моделирования и снаряжения персонажей. Его группа также работала над моделированием движения волос и одежды в сценах, не требовавших личного участия аниматоров. «Трудно было работать с нарядами Рапунцель и Матушки Готель», – говорит Канал. – «Рапунцель носит три слоя одежды, а значит эти слои взаимодействуют друг с другом. На ней нижняя юбка, юбка и корсет с пышными рукавами. Матушка Готель носит платье и плащ с капюшоном. Режиссёры решили, что длинные рукава будут символичны для сюжета: каждый раз, обниамя Рапунцель, она как будто душит её».

Задачей Майкла Кашалка и его команды было создать кое-где самые трудные эффекты в компьютерной анимации. В том числе – светящиеся волосы Рапунцель, фонари в небе, бурные водные потоки и огромные толпы зевак.

БЕРЕГИСЬ ТЕЧЕНИЯ


Одна из самых впечатляющих сцен фильма происходит в шахте, где Рапунцель и Флин скрываются от преследователей. Бурный поток из прорванной плотины врывается в шахту, которая становится декорацией для драматичных событий. Чтобы как следует рассмотреть, как вода прорывает ветхую плотину, мастера спецэффектов изучили аттракцион «Поток Гризли» в тематическом парке Disney в городе Анахайм, Калифорния.

«Раньше мы никогда не работали с водой в таком объёме», – говорит Кашалк. – «Когда плотину прорывает, на экран выливается 23 миллиона галлонов виртуальной воды, а вместе с нею – сотни и сотни обломков, деревяшек, щепок, которые ломаются и дробятся на наших глазах. Мы старались сделать эти кадры как можно страшнее и драматичнее».

НЕБЕСНЫЕ ОГНИ

Ничуть не легче было усеять всё небо фонарями для кульминационной сцены фильма, где звучит песня “I See the Light” («Я вижу свет»). Этот образ родился благодаря раскадровщику Джону Рипа и личному опыту Джона Лассетера.

Грено рассказывает: «Мы долго ломали головы над тем, как выманить Рапунцель из башни. Обсуждали, что такое необычное она может видеть издалека; думали о салюте, но тут Джон Рипа подсказал идею парящих фонарей».

«Он где-то читал, что в Индонезии и на Востоке устраивают такую церемонию: делают фонари из рисовой бумаги, зажигают их и запускают высоко в небо», – добавляет Ховард. – «Десятки тысяч фонарей в небе – это незабываемое зрелище. Мы рассказали об этом Лассетеру, а он и говорит: «Так я это видел!». Они с женой, Нэнси, были в Индонезии и сами запустили фонарь на такой церемонии. Он понял нас с полуслова и сказал: «Делайте. Это будет роскошное зрелище».

Кашалк вспоминает: «Мы рассматривали кадры, снятые в Таиланде; выясняли, с какой скоростью фонари могут подниматься в небо, сколько их обычно запускают и как бы нам оторваться от реальности и превзойти её по масштабам. Поскольку весь художественный образ фильма построен на плавных линиях, мы решили так же поступить и с движением фонарей. Они не просто взлетают по кривой; они взаимодействуют, танцуют друг с другом и вьются по спирали, как образ гармонии и любви».

Специалисты по эффектам разработали 14 разных видов фонарей, отличающихся по цвету и форме. В каждый фонарь был помещён огонёк размером в 10000 маленьких световых пучков, затем фонари были размножены. В кульминационной сцене их количество достигает 46000.

«По мере того, как Рапунцель теряется в мире грёз, фонарей становится больше и сами они становятся ярче и размытее», – добавляет Кашалк. – «В начале сцены по океану ходят волны, но дальше он превращается в плоскую поверхность, почти как зеркало. Фонари отражаются в нём, и кажется, будто два главных героя плывут в гондоле по воздуху, окружённые фонарями со всех сторон».

Дэйв Гёц, художник-постановщик, говорит: «Сцена с фонарями – это кульминация любовной истории. До этого фильм был романтической комедией, где герои постоянно вступают в забавные перепалки, а теперь шутки в сторону, это уже настоящая история любви. Вдобавок Рапунцель узнаёт про фонари и исполняет мечту всей своей жизни. Мы хотели, чтобы сцена получилась романтичной и красивой».

СТЕРЕОФОРМАТ: НЕЗАБЫВАЕМОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ

Благодаря чудесам технологии и великолепному качеству формата Disney Digital 3D™, зрители всего мира получат возможность полностью погрузиться в весёлые и опасные приключения Рапунцель и Флина.

Режиссёр Байрон Ховард говорит: «В формате 3D зрителей ждёт совершенно невиданное переживание. Замки больше не похожи на разрисованные задники, сказочное королевство неожиданно становится почти осязаемым. Лес кажется настоящим, мелкие пылинки парят в солнечных лучах прямо вокруг вас. Зрители находятся в одном пространстве с героями фильма».

По мнению Роберта Ноймана, отвечавшего за стереоскопические эффекты, «Рапунцель: Запутанная история» оказалась превосходным материалом для формата 3D. В этом фильме применялись новейшие разработки Disney в этой области. Нойман и его команда были вовлечены в процесс с самых ранних стадий и работали с режиссёрами и со всеми техническими группами (по освещению, эффектам и т.д.), чтобы максимально использовать возможности фильма.

«Есть много причин, по которым «Рапунцель» так хорошо идёт стереоформат. Например, волосы очень выгодно смотрятся в 3D», – говорит Нойман. – «Можно разглядеть каждую волосинку и почувствовать вес и объём. И есть совершенно великолепные моменты: например, когда Рапунцель спускает волосы с башни. Режиссёры хотели, чтобы волосы разлетались прямо на камеру и прямо от неё. Они всерьёз увлеклись вопросом 3D и старались так выстроить кадр, чтобы он лучше смотрелся в объёме».

«Этот фильм – просто выставка достижений 3D на студии Disney», – говорит Нойман. – «Мы чувствуем себя свободнее, чем раньше, и позволяем себе больше думать не о технических проблемах, а о художественном эффекте».

На съёмках «Рапунцель: Запутанной истории» Нойман и его команда широко использовали новаторскую технологию под названием “multi-rigging”. Аниматоры Disney первой применили эту технологию, при которой на съёмках каждой сцены задействованы несколько пар камер с разным межосевым расстоянием. Сцены разделяются на несколько уровней, по удалённости от объектива. Например, передний план снимается одним набором камер, дающим определённую глубину и объём. Предметы или персонажи снимаются другим набором камер с другим межосевым расстоянием, чтобы смотреться чуть дальше переднего плана. Точно так же (третьим набором камер) нужную глубину и объём кадра задают и фону. Затем все эти уровни складываются вместе. То, что получается в результате, в реальной жизни вы никогда не увидите, зато на экране это смотрится великолепно.

Зрелищнее всего в 3D выглядят открывающая фильм погоня, когда Флин и братья Граббингтоны удирают по лесу от королевских гвардейцев, побег Флина из тюрьмы (длинные коридоры, бесконечные арки, объёмные лучи света), наводнение в шахте, где прячутся Флин и Рапунцель, и финальный эпизод с фонарями.

«Один из лучших 3D-моментов в фильме – это сцена в пабе «Сладкий утёнок», когда разбойники поют о своих мечтах», – говорит Нойман. – «Она просто создана для стереоформата, потому что камера плавно движется по интерьеру, без монтажных скачков. А там есть на что посмотреть: паб очень колоритно и со вкусом обставлен, в нём есть интересные персонажи, неожиданные ракурсы и куча приятных мелочей на разных уровнях глубины. В результате эта сцена превращается в пиршество для глаз».

Подводя итоги своей работе над фильмом, Нойман говорит: «Мы берём то, что уже и так великолепно смотрится в двухмерном формате, и добавляем ещё одно измерение. Как будто переключаем тумблерочек в сознании зрителя, чтобы он подумал: «Это не просто проекция света на экран; это часть реальности, которую я почти могу потрогать руками». Очень здорово, что мы можем взять эти красивые кадры и ещё больше усилить эффект. Этот фильм – самый амбициозный проект Disney в формате 3D, и мы гордимся тем, что у нас получилось».

URL
Комментарии
2011-05-10 в 18:45 

Зай
*недо-джедай недо-мастер* / "Я верю в безупречно точную случайность" (с) Е. Лец / ...из кустов вылез рояль...
О, в таких цветах лучше - не так вырвиглазно)))
Кстати, С Днем Рождения!))
И, да, можно длинные тексты попросить прятать частично?

   

Фан - клуб принцессы Рапунцель и её друзей

главная